Система контроля над вооружениями находится на грани полного разрушения - Рогов

12:30 06.03.2019 Инна Яникеева, редактор журнала «Международная жизнь»


Фото автора

Сильная сторона внешней политики США сегодня – экономический, политический, военный, технологический и социокультурный потенциал, которыми они располагают, и которые активно используют для достижения своих внешнеполитических целей. Так считает главный научный сотрудник Института США и Канады Российской академии наук (РАН) Владимир Батюк. При этом, внешняя политика Вашингтона не способствует улучшению российско-американских отношений, которые сейчас находятся на самой низкой точке за последние полвека.

Такого же мнения придерживается и научный руководитель Института США и Канады Российской академии наук (РАН) Сергей Рогов. Выступая на пресс-конференции в пресс-центре МИА «Россия сегодня» на тему: «США в современном мире: взгляд из России», он заявил: «Сегодня, по существу, нет осознания, что мы приближаемся к ситуации, которая поставит нас на грань, а может и за грань самого острого кризиса со времен “холодной войны”». По его словам, общая картина крайне негативна. «Например, в военной сфере развернулось острое соперничество. Идет новая гонка вооружений. На грани полного разрушения находится система контроля над вооружениями, которая складывалась на протяжении почти полувека, с начала 70-х годов. Российско-американские переговоры и консультации отсутствуют»,- подчеркнул эксперт.

Он отметил, что сейчас американская военная политика радикально меняется. «В США возобладала тенденция к резкому изменению военного баланса сил в пользу Вашингтона. Особенно наглядно это проявилось 17 января, когда Дональд Трамп опубликовал новую Доктрину противоракетной обороны (ПРО) США»,- подчеркнул Сергей Рогов. Он обозначил ключевые моменты новой американской военной стратегии, первого доктиринального документа, который был выпущен после того, как Джон Болтон стал советником Президента по национальной безопасности, а также произошла смена руководства Госдепартамента и Министерства обороны. Как отметил научный руководитель Института США и Канады РАН, первая особенность документа заключается в том, что впервые почти за полвека в нем отсутствует понятие «стратегическая стабильность», а также продекламировано, что составной частью противоракетной обороны являются наступательные операции, которые позволят существенно ослабить ядерный потенциал противника и облегчить задачи американских ПРО по отражению удара со стороны уцелевших ядерных сил противника. «Таким образом, интегрируются стратегическая оборона и наступление»,- отметил Сергей Рогов, добавив, что документ содержит и декларацию о необходимости развертывания космического эшелона ПРО, причем, не только оборонительных, но и наступательных средств. «Далее следует тезис о том, что США будут перехватывать ракеты противника как после, так и до их запуска, то есть, предусмотрен упреждающий удар»,- сообщил эксперт.

В свою очередь, директор Института США и Канады Российской академии наук (РАН) Валерий Гарбузов отметил, что в мире еще не дошли до осознания необходимости системы регулирования. По его словам, сейчас наблюдается очень неспокойная эпоха нерегулируемой конфронтации, которая будет длиться долго. Он подчеркнул, что необходимо найти разумную модель сосуществования наших государств.

Владимир Батюк такжеотметил, что при Дональде Трампе произошла значительная перемена во внешней политике. Администрация Трампа считает, что основными противниками США на международной арене в любой обозримой перспективе будут Китай и Россия, которым удалось бросить вызов абсолютному американскому военному доминированию. «Некоторые регионы земного шара могут стать недоступными для американских вооруженных сил США, ввиду противодействия со стороны двух потенциальных противников. Это достаточно важные районы – прибрежные моря, омывающие КНР, Восточная Европа, акватории Балтийского и Чёрного морей, Арктика. В связи с этим, США вынуждены выстраивать по-новому свою стратегию национальной безопасности и оборонную стратегию»,- подчеркнул эксперт.

 

Современная экономическая политика США

Главный научный сотрудник Института США и Канады Российской академии наук (РАН) Виктор Супян отмечает, что в настоящее время прослеживаются две доминирующие тенденции во внутриэкономической политике. Первая заключается в радикальной смене внутриэкономического курса, который олицетворял Барак Обама, а именно – проведение кейнсианской политики, когда значительную роль в экономике играет государство, что отчасти было связано с необходимостью выхода из кризиса 2008 года, и было также много социальных программ. По словам эксперта, в настоящее время Дональд Трамп придерживается другой идеологии. «Он – ультраконсервативный Президент»,- подчеркнул Виктор Супян, добавив, что Президент США проводит политику, близкую по характеру к рейганомике и ознаменованную возвратом к всемерной поддержке предпринимательства, определенным снижением роли и удельного веса государства в экономике. С этим связана налоговая реформа, которую Дональд Трамп достаточно успешно претворил в жизнь, прежде всего, снизив налоги на бизнес. «Большинство представителей бизнеса, политических кругов, в том числе и демократов, позитивно оценивают эту реформу, которая при всех ее недостатках, в перспективе может стимулировать экономический рост»,- отмечает эксперт. Вторая тенденция представлена дерегулированием экономики. По мнению Дональда Трампа, при предыдущей администрации государство чрезмерно вмешивалось  в экономику, издавая большое количество указов и предписаний, что ограничивало экономический рост.

Эксперт также особо отметил, что в настоящее время США остаются лидером практически во всём, и большинство стран отстают от Вашингтона по ключевым показателям экономического развития, главным из которых является научно-технический потенциал. «Пока никто не приблизился к США по масштабам результативности и эффективности»,- подчеркнул Виктор Супян. Он добавил, что Соединенные Штаты Америки лидируют примерно в 8 из 10 ключевых технологических сферах, например, в авиакосмических системах, медицине, телекоммуникационном оборудовании. «Есть только несколько сфер, в которых США уступают – автомобильная промышленность и экологические технологии»,- сообщил эксперт. По его словам, мощный экономический и научно-технический потенциал США, их место в мирохозяйственных связях, место доллара в международных расчетах, говорит о том, что потенциал Вашингтона сохранится в обозримом будущем. Однако это не значит, что они будут бесконечно доминировать, поскольку набирают силы другие страны, например, КНР, государства Юго-Восточной Азии, некоторые страны Латинской Америки, Европа.

Помимо положительных тенденций, существуют и весьма тревожные и долгосрочные тренды, которые свидетельствуют о том, что в США не все так хорошо. По словам Виктора Супяна, есть много серьезных проблем. «Дональд Трамп стал Президентом именно в связи с тем, что многие из этих проблем он уловил, предал их гласности и обещал их решить. Например, США теряют рабочие места в связи с выводом производства за рубеж. В стране также есть и другие серьезные проблемы: социальная – степень неравенства одна из самых высоких в мире, пенсионная – уже сейчас в государственном пенсионном фонде США не хватает денег для того, чтобы выплачивать пенсии на том уровне, на котором они выплачиваются сейчас; легальная и нелегальная миграция»,- отметил эксперт.

 

В рамках пресс-конференции эксперты Валерий Гарбузов и Владимир Батюк ответили на вопросы журнала «Международная жизнь».

«Международная жизнь»: В чем заключаются слабые и сильные стороны современной американской внешней политики?

Валерий Гарбузов: США – все еще доминирующая держава, мировой лидер, сверхдержава во всех смыслах. Бремя лидерства Соединенные Штаты Америки несут уже долгие десятилетия, в течение которых возникают дискуссии, каким лидером они должны быть? Быть государством, которое ведет за собой других, призывая их к этому различными путями и способами, от экономического проникновения до использования военной силы, либо влиять силой собственного примера, формируя такую атмосферу, которая способствовала бы тому, что за ними пошли бы добровольно. На мой взгляд, это большая проблема для США, поскольку вторая форма лидерства американцам не очень удается. Тот антиамериканизм, который есть в различных регионах мира, во многом демонстрирует, что свое лидерство Вашингтон все чаще осуществляет не безупречно. Само лидерство на каком-то этапе родило чувство самодовольства у них. США смотрят на себя как на страну, которая априори является государством, которому должны подражать все остальные. В этом заключается суть Америки. Не думаю, что в этом плане США кардинально изменятся в ближайшем времени.

Владимир Батюк: Что касается сильных сторон, то это тот экономический, политический, военный, технологический и социокультурный потенциал, которыми располагают США, и которые они активно используют для достижения своих внешнеполитических целей.

Проблемой у американцев является целеполагание, в частности, определение каких целей они собираются достигнуть в современном мире на международной арене, в условиях, когда американское общество расколото, а для определения того, что происходит во внутренней политике США, иногда используют термин «холодная гражданская война».

Дональд Трамп – это американский националист. Его политика может быть охарактеризована как «America first». Распространение в мире демократии, американских либеральных ценностей для него «пустой звук». Однако помимо Президента существует и американский истэблишмент, который ненавидит его, считает его позором и проклятием Америки, готов на все, чтобы отстранить Дональда Трампа от власти, считает его внешнюю политику пагубной и вредной. В связи с этим, Президенту США в ряде случаев приходится идти на очень серьезные компромиссы. Так, чтобы вывести войска из Сирии он был вынужден взять в свою команду Джона Болтона, человека, который серьезно отличается в своих взглядах на внешнюю политику от того, что говорит и делает Дональд Трамп. Это продемонстрировал и венесуэльский кризис, который, во многом, является делом рук Джона Болтона. Сам Дональд Трамп до сих пор не согласился на использование американских вооруженных сил для изменения ситуации в Венесуэле. В отношении этого государства он использовал только санкционный механизм. Ничего даже близко похожего на смену режима с помощью американской морской пехоты, что проделывали предыдущие администрации, нет. Таким образом, целеполагание, действительно, является серьезной слабостью американской внешней политики, поскольку американцы не могут договориться между собой, чего же они хотят на международной арене.

«Международная жизнь»: Будет ли заключено соглашение между США и КНДР в ближайшей перспективе? Снимет ли Вашингтон санкции с Пхеньяна?

Валерий Гарбузов: Северокорейская проблема – это проблема денуклиаризации Корейского полуострова. Она если и будет разрешена, то не так быстро, как многие думают. Важно отметить, что атмосфера недоверия к северокорейскому режиму со стороны США сохраняется. Например, переговоры 27-28 февраля закончились ничем, поскольку американская администрация не доверяет КНДР, обвиняя ее в том, что у них есть секретные объекты. Это недоверие будет сохраняться, что не располагает к заключению каких-либо соглашений. Я думаю, что помочь достижению договоренностей могут Россия и Китай. В двустороннем формате проблему окончательно и масштабно не решить.

Владимир Батюк: Стороны не отрицают проведение новой встречи. Однако пока что не очень понятно, какими будут условия нового соглашения. Позиция американской стороны состоит в том, что КНДР должна ликвидировать свой ракетно-ядерный потенциал, после чего США и их региональные союзники, видимо, будут принимать решения относительно того, что сделать для КНДР – снять международные санкции, оказать какую-то помощь. По задумке США, северокорейское руководство должно положиться на слово нынешнего американского Президента. Очевидно, что такого рода условия абсолютно неприемлемы для руководителей Северной Кореи, поскольку администрация Дональда Трампа уже отказалась выполнять ряд международных соглашений, которые были подписаны его предшественниками – Совместный всеобъемлющий план действий (ядерная сделка по Ирану), Парижское соглашение по климату, Соглашение о Транстихоокеанском партнерстве и другие. Выдумать новое условие Дональд Трамп будет не в состоянии, поскольку американский истэблишмент в таком случае может объявить его «северокорейским шпионом». Скорее всего, новые условия сделают сделку совершенно непроходимой в Конгрессе, что Президент США прекрасно понимает.

«Международная жизнь»: Какой стратегии придерживается Белый дом на Ближнем Востоке в настоящее время?

Владимир Батюк: Можно говорить о существовании нескольких стратегий. С одной стороны, Дональд Трамп по максимуму бы сократил американское военно-политическое присутствие в регионе, поскольку те времена, когда Америка действительно серьезно зависела от ближневосточной нефти, уже в прошлом. Он считает одной из важнейших целей своей экономической политики превращение США из нетто-импортера в нетто-экспортера углеводородов. В этом плане Ближний Восток является не столько партнером, сколько конкурентом. Правда, этот регион сохраняет свое значение как покупатель американского оружия. Для Вашингтона это очень важно. Однако, с другой стороны, что касается идеи смены режимов и построения либеральных демократий, то подобная идея Дональду Трампу не интересна. В свою очередь, американский истеблишмент кипит негодованием, считая такое поведение президента США чуть ли не изменой американским идеалам. В связи с этим, политика в регионе выстраивается в процессе ожесточенной борьбы между Дональдом Трампом, его ближайшими единомышленниками, с одной стороны, и Вашингтонским истеблишментом, который нынешнего американского президента ненавидит, с другой.

«Международная жизнь»: На Ваш взгляд, как будут строиться отношения США с союзниками по НАТО в ближайшей перспективе?

Владимир Батюк: Вряд ли что-то изменится. Дональд Трамп будет требовать от союзников, чтобы они, наконец-то, прекратили быть просто потребителями, став производителями безопасности. Однако союзники по НАТО к этому совершенно не готовы. При этом, основной причиной является не нежелание, а невозможность это сделать. В ряде стран очень непростая экономическая обстановка, и выделять деньги на военную подготовку, только потому, что Дональд Трамп этого очень хочет, для многих из них неприемлемо. Поэтому напряженность в отношениях между США и их союзниками по НАТО сохранится в любой обозримой перспективе.

Ключевые слова: США Китай Россия НАТО КНДР Сергей Рогов МИА «Россия сегодня» Санкции Валерий Гарбузов Виктор Супян Владимир Батюк ДРСМД