К 40-летию исламской революции в Иране - как это было и почему

11:48 11.02.2019 Владимир Сажин, старший научный сотрудник Института востоковедения РАН, кандидат исторических наук


40 лет назад, 11 февраля 1979 г. в Иране победила исламская революция.

Исламская революция в Иране явилась, несомненно, важным событием XX века, оказавшим влияние на развитие политических процессов в регионе и в мусульманском мире, да и на мировые политические процессы в целом.

В чем причина этой, по мнению многих разведок мира, неожиданной революции в стране, которая отличалась внешней стабильностью и процветанием?

Новый 1978 год шахиншах Ирана Мохаммад Реза Пехлеви и его супруга Фарах Диба встречали вместе с президентом США Джимми Картером и его супругой Розалин Картер в Тегеране. Президентская чета прибыла в Иран к своему другу шаху с частным визитом.

На торжественном ужине президент Картер произнес примечательный тост: «Иран, благодаря замечательному руководству шаха — это надежный островок стабильности в одном из наиболее неспокойных регионов мира. В этом ваша заслуга, ваше Величество, и заслуга вашего руководства, дань того уважения, восхищения и любви, с которыми ваш народ относится к Вам».

И Картер не лукавил. Он, его советники, его аналитики, его разведка верили в это. Шах также чувствовал себя уверенно. Действительно, политическая оппозиция разгромлена, экономика страны уверенно развивалась на нефтедолларах, реформы «Белой революции шаха и народа» претворялись в жизнь, устремляя страну в современный капиталистический прозападный рай, где ее столица Тегеран всё явственнее становилась «Парижем Востока».

Кстати, «Белая революция», - то есть антифеодальные буржуазные реформы сверху, - несмотря на ее объективную прогрессивность, сыграла важную роль в создании революционной обстановки в Иране.

Главная задача шахских реформ – провести масштабную

модернизацию жизни, подорвать экономическое могущество исламского духовенства и нанести удар по самим основам патриархального быта в Иране: конфискация земельных владений родовой аристократии и даже «вакуфов» — земельной собственности мечетей, а точнее, духовных лиц, что должно было покончить с феодальными пережитками. Другая задача – интеграция в мировую капиталистическую систему.

Шесть первых и основных пунктов экономических и социальных реформ (всего их было 19) получили всенародное одобрение на референдуме 26 января 1963 года. Это: закон об аграрной реформе, наделение крестьян землей (проамериканский фермерский путь); национализация лесов и пастбищ; участие рабочих в прибыли предприятий; борьба с неграмотностью, рост светских школ, вузов для ослабления духовенства; прогрессивные изменения в избирательной системе; изменение прав женщин.

Клерикалы во главе с аятоллой Хомейни выступили против. Прошли демонстрации протеста. Хомейни был арестован. Однако шах, по мнению многих историков, будучи в отличие от своего отца жесткого Резы шаха Пехлеви более слабым политиком, и предложил своему противнику свободу в обмен на «хорошее поведение», грозно добавив при этом: «Не вынуждай меня, чтобы я надел сапог своего отца». Хомейни ответил: «Сапог твоего отца тебе велик на несколько номеров». В результате – аятолла Хомейни был лишь изгнан из страны.

Реформы «Белой революции» успешно продолжались и к середине 70-х годов привели страну к неплохим результатам. Была построена современная нефтяная, металлургическая, химическая промышленность; машиностроение; создан военно-промышленный комплекс и основы ядерной энергетики; сформирована система социального страхования; значительно расширены права женщин; создана государственная сеть бесплатного светского образования и т.д.

Иран развивался динамично. Среднегодовой темп прироста валового внутреннего продукта за 1967/68-1976/77 гг. составил 10,8%, а в период 1972/73 – 1977/78 достиг 26%. ВВП на душу населения с 1963 по 1978 увеличился в 15 раз со 100 долл./год до 1521 доллара.

Однако уже к середине семидесятых оптимизм сменился разочарованием. Шах не смог разумно распорядиться огромным потоком нефтедолларов. Так, если в 1970 г. Иран имел около 1 млрд.

доходов от продажи нефти, то в 1977 г. – по разным данным, - 21 -24 млрд. долларов (по сегодняшнему курсу это 105 – 120 млрд.). Иранская экономика была не в состоянии абсорбировать эти огромные деньги.

Шах и его приближенные инвестировали в крупнейшие транснациональные компании. Закупали новейшее вооружение и боевую технику. Например, шах лично инициировал закупку в США 75 новейших боевых самолетов F-14 Tomcat, которые еще даже не поступали на вооружение американских ВС. Фантастические прибыли от нефти оседали в карманах семьи самого шаха и его приближенных. Коррупция по всех стратах иранского общества зашкаливала.

Традиционный базар (то есть национальная торгово-ростовщическая буржуазия) был отстранен от принятия экономических и политических решений. В результате аграрных реформ в города устремились миллионы малограмотных крестьян со своими традиционной исламской психологией и устоями. Многие из них не смогли приспособиться к требованиям города, к требованиям современной капиталистической системы. Именно они потом составили основу исламских революционных комитетов и КСИРа.

Доходы от нефти вызывали безудержный рост цен на все и вся, но надежного экономического механизма «перераспределения сверхприбылей» в обществе попросту не было. Хотя за годы «Белой революции» общий жизненный уровень у всех слоев населения вырос, расслоение общества достигло опасных пределов. Экономический и социальный кризис назрел.

Одновременно шла целенаправленная и слишком поспешная ломка традиционных ценностей и попытка их замены чуждыми западными светскими и материальными ценностями, что порождало яростный протест в среде шиитского духовенства, которое имело большое влияние на основную малообразованную и беднейшую часть населения.

Раздражали народ и десятки тысяч западных советников, американских военных, которые часто вызывали недовольство как своими высокими (в сравнении с иранскими коллегами) зарплатами, так и поведением, игнорирующим общепринятые в Иране нормы.

К этому следует добавить и отсутствие политических свобод в стране и свирепую деятельность шахской охранки САВАК, которая вычистила политическую площадку Ирана от оппозиционеров всех направлений.

К середине 70-х годов политика шаха привела к тому, что практически все слои населения Ирана, за небольшим исключением,

были недовольны этой политикой (правда, по совершенно разным причинам). В стране нарастало протестное движение. Нужна была искра, от которой возгорелась бы пламя революции.

И этой искрой стала статья, опубликованная 7 января 1978 г. в контролируемой государством газете «Эттелаат». Статья была полна оскорбительных выпадов в адрес аятоллы Хомейни, который, находясь в Ираке, продолжал выступать с гневными антишахскими проповедями, и записанные на магнитофонные кассеты речи мятежного аятоллы ходили по рукам.

Эффект от антихомейнистской статьи оказался обратным. Уже 9 января в городе Кум начались массовые акции протеста протии травли аятоллы Хомейни. Полиция расстреляла демонстрантов. В результате - сотни убитых.

Дальше события развивались подобно снежному кому. Через сорок дней, когда закончился траур по погибшим на митинге в Куме, страну вновь потрясла волна протестов. Шахские «силовики» вновь применили оружие для разгона митинга, но через сорок дней страну вновь охватили акции протеста. И так весь 1978 год.

8 сентября шах вводит в стране военное положение. Это не остановило протестующих. В тот же день на улицы Тегерана выходят тысячи и тысячи иранцев. На тегеранской площади Жале (ныне площадь Шахидов – погибших за веру), разыгралась трагедия: войска вновь открыли огонь по демонстрантам. Опять погибли сотни человек.

Теперь демонстрации проходили в Иране почти каждый день. Начались забастовки.

Шах в растерянности. В декабре он поручает сформировать новое правительство Шахпуру Бахтияру — представителю «умеренной оппозиции». Новое правительство, сформированное из «технократов», было готово выполнить едва ли не все требования оппозиции: вывести Иран из блока СЕНТО, разорвать контракты на покупку оружия у США, прекратить поставки нефти Израилю и так далее. К лету 1979 года Мохаммед Реза Пехлеви обещал даже «свободные выборы».

Но было поздно. Штормовую волну революции уже было не остановить.

В течение 1978 года усиливалась роль организованной оппозиции. В страну возвращались политические эмигранты – представители различных партий, организаций и группировок, покинувшие Иран из-за

репрессий САВАК. Они активно включались в антишахскую борьбу.

Движение оппозиции против шаха было чрезвычайно разномастное, как лоскутное одеяло. В нем с различной степенью масштабности и влияния принимали участие и маоисты, и просоветские коммунисты, и либеральная буржуазия, и «базар», и религиозные группировки – от промарксистских федаинов и моджахедов иранского народа до исламистских радикалов. Конечно, борясь с шахом, каждый из них преследовал свои цели, видел будущее Ирана через призму своей собственной идеологии и, по большому счету, не мог рассчитывать на солидарность и поддержку коллег по борьбе и, тем более на союз с ними.

Это хорошо понимал аятолла Хомейни – один из главных шиитских обличителей шаха, лидер исламской революции и будущий создатель Исламской Республики Иран, а также его соратники, в число которых влились не только клерикалы. Обладая мощным идеологическим, финансовым и пропагандистским потенциалом и практически не контролируемой со стороны шаха и его охранки САВАК сетью мечетей, группе Хомейни удалось «упаковать» разнородные антишахские движения в исламскую оболочку и направить их против общего врага - Мохаммада Резы Пехлеви, его двора, его семьи, его министров, его окружения, в том числе компрадорской буржуазии.

Таким образом, возглавив антимонархическое движение, шиитское духовенство во главе с аятоллой Хомейни пришло к победе. Постепенно расширяя свое влияние на государственные, общественные организации, создавая свои собственные, шиитские структуры, они захватили всю полноту власти в стране.

Подавив оппозицию, в том числе и прежде всего – своих бывших сторонников по антишахской борьбе, новое руководство во главе с Хомейни приступило к политике исламизации всех сфер жизни: политической, экономической, социальной, культурной, правовой, военной.

К концу 1983 года, когда по всей стране подавлено любое инакомыслие, исламское правление можно было считать состоявшимся. Исламская революция победила. Исламская Республика Иран, провозглашенная 1 апреля 1979 года, стала политической реальностью.

Таким образом, революция 1979 г. в Иране, которую сначала называли антишахской, а в СССР – антиимпериалистической, не только

разрушила 2500-летнюю персидскую монархию, но и выдвинула в центр мировой политики дотоле не понимаемую и не воспринимаемую, а ныне глобальную силу – политизированный ислам.

Как утверждают политологи, то, что сегодня представляется естественной частью международных отношений, на рубеже 1970–1980-х гг. было не просто новым, а невиданным и немыслимым явлением в мировой политике. Революция в Иране стала неожиданностью для большинства аналитиков, включая тех, кто вырабатывал внешнюю политику мировых держав.

Революция в Иране впервые наглядно продемонстрировала, чем может закончиться внешне стабильная ситуация в недемократической стране, где властвующие структуры игнорируют чаяния и устремления народа, и стала триггером внесшим в мировую политику понятие политического ислама, который в настоящее время стал реальным фактором, влияющим на мировую политику.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

Ключевые слова: Иран реформы аятолла Хомейни исламская революция шах Мохаммад Реза Пехлеви белая революция шаха и народа