Раскол на Украине: как это было?!

15:37 30.01.2018 Михаил Леонов, журналист


На фоне внутриполитического конфликта на юго-востоке Украины идет разжигание отрицательного отношения к России как государству, к русским и русскоязычным, происходит  превращение Украины в антироссийский плацдарм. Но все это  началось не сегодня и  не в 2014-м.

Процессы эти были долгими, целенаправленными и поступательными, и начало их лежит в гораздо более давних годах. 

Изучая историю многих внешнеполитических конфликтов различных государств можно заметить одну тенденцию: если государства (или народы) имели различные религии (Сербия, например), то особых усилий по разжиганию конфликта не нужно было даже и прикладывать - религиозная рознь служила детонатором безотказным и стопроцентным. И, наоборот, среди народов, имеющих общую религию, весьма сложно вбить клин, ибо – единоверческая религиозность является цементирующим основанием и связующим фактором, порой гораздо более сильным, чем язык или культура.

История России, а также Украины, Белоруссии, и других братских государств и народов неразрывно связана с Православием.

В свете происходящего сейчас у самого близкого по национальной, языковой и вероисповедной составляющей соседа - Украине, зададимся вопросом: почему же самый, как нам кажется, главный фактор, работающий в  иных конфликтах, здесь не сработал? Или сработал, но не так? Давайте разбираться и размышлять, вернувшись более чем на 27 лет назад.

*   *   *

3 мая 1990 г. почил Патриарх Московский и всея Руси Пимен. Местоблюстителем Патриаршего престола был избран Экзарх и митрополит Киевский Филарет (в миру - Михаил Антонович Денисенко). Это практически означало избрание его предстоятелем Русской Церкви (что, к тому же, гарантировали местоблюстителю ответственные товарищи из Идеологического отдела ЦК КПСС). Переехавший в Первопрестольную владыка Филарет уже имел к тому времени сшитый под него патриарший куколь.

Всё вроде бы складывалось для амбициозного архиерея как нельзя лучше. Но, как говорится, человек предполагает, а Господь располагает:  политбюро в то время просто самоустранилось, решив не вмешиваться в избрание патриарха, хотя местоблюститель был, конечно, «их человек», и впервые позволило провести выборы тайным голосованием, вполне допуская, что большинство изберёт не Филарета.

Во-первых, участники Собора не могли не знать, что Филарет почти два десятка лет докладывал «кураторам» о своих же собратьях-епископах[1], во-вторых, московские кураторы с большим неодобрением смотрела на его возрастающую близость к председателю Верховной Рады УССР Л. М. Кравчуку[2], проявлявшему сепаратистские наклонности (всего через месяц Рада примет декларацию о суверенитете).

Дальнейшее развитие событий оказалось стремительным и неконтролируемым падением в бездну. Лучшим свидетелем тех событий оказался очевидец и участник - митрополит Тульчинский и Брацлавский Ионафан (Елецких), бывший в конце 80-х — начале 90-х наместником Киево-Печерской Лавры, управляющим делами Украинского экзархата РПЦ, а затем и Украинской Православной Церкви, чьи мемуары мы будем неоднократно цитировать здесь и далее  для полноты описываемых событий.

Для участников Собора было «костью в горле» то, что Михаил Антонович вёл явно не монашеский образ жизни. Человек, под руководством которого находился Киевский Экзархат, т.е. вся Православная Церковь на территории Украины, имел жену. Скажем более того - не просто имел жену в нарушение всех канонов, но и управление  Киевским Экзархатом во многом осуществлялось ею же.

Евгения Петровна почиталась официальной "сестрой" Экзарха, проживала с ним в одной квартире на ул. Пушкинской № 5, в двух кварталах от Экзархата, называя его запросто "Миша", воспитывала совместно с митрополитом трёх их же детей, которых они именовали "детдомовскими сиротками", и держала в раболепном страхе не только своего родного "брата", но и всю архиерейскую Украину.

Один из очевидцев того времени, монах Киево-Печерской Лавры отец Гавриил (Захаров) вспоминал как на Божественной Литургии во Владимирском кафедральном соборе г. Киева сослужащее Его Высокопреосвященнству архиереи и духовенство прежде, чем прошествовать на средину собора, гуськом шли в пономарку и благоговейно прикладывались к ручке Евгении Петровны[3].

В итоге Филарет с треском проиграл выборы не только избранному тогда патриарху Алексию II, но и занявшему второе место митрополиту Владимиру Сабодану.

«По возвращению в Киев Филарет пребывал в депрессии, – вспоминает тогдашний управделами УПЦ (МП) митрополит Ионафан. – Как-то раз он угрюмо сидел в алтаре Владимирского собора. Со словами утешения к нему подошел протодиакон Никита Пасенко: «Владыка! Не стоит так расстраиваться...» Тот поднял голову и несколько раз глухо повторил: «Отец Никита! Украину мы ему [патр. Алексию] не отдадим!»[4].

И действительно, вскоре Филарет созвал архиерейское совещание Украинского Экзархата, на котором «дал понять», что Москва, дескать, «благословила» создание автономной украинской церкви. При виде опешивших лиц епископов, он поспешил заверить, что ни о какой реальной автономии речь не идёт, а всё это – «лишь дымовая завеса для националистов».

Московскую Патриархию же Филарет стал шантажировать страшилками о якобы стремительной «бандеризации» массового сознания православных Украины. Мол, если не наделить украинский экзархат статусом автономной церкви, они перебегут к «автокефалам» и униатам, потому как сами неистово желают отделения от Москвы.  Поэтому во время первого архипастырского визита патриарха Алексия в УССР в органе КПУ «Правда Украины» было опубликовано (очевидно, по распоряжению Кравчука), т.н. «Обращение украинского епископата к Патриарху» с просьбой предоставить Украинскому Экзархату широкую автономию. «Фабрикуя этот документ, Филарет вновь обманул украинских епископов, сказав, что делает это только для отвода глаз «руховцев» от нашей Церкви и для борьбы с унией, которая заявила о себе как о национальной украинской церкви, – заверяет митр. Ионафан. – Ему еще верили, и потому никто не думал о последствиях… Потом бывший Предстоятель не раз будет ссылаться на «документы», добытые таким нечестным путем, оправдывая свою раскольническую деятельность мнением «большинства».

Тем временем Верховная Рада Украины принимает декларацию о независимости Украины. А уж после «обретения независимости» в итоге провала ГКЧП в Москве, Филарет понял, что ему вновь есть куда расти. Учитывая,  что сведения о его неблаговидной жизни и деятельности стали просачиваться в российскую прессу, он понимал, что единственная гарантия остаться на плаву – продолжать сотрудничество с Кравчуком. А тому, как без пяти минут президенту «суверенной европейской державы», позарез требовалась «суверенная церковь». Желательно, не запятнанная фашизмом[5], а ещё лучше – каноническая. Посему, в начале октября 1991 г. руководимый Филаретом собор УПЦ (МП) принял обращение к патриарху Московскому и всея Руси Алексию II с просьбой о даровании УПЦ автокефалии.

Это деяние, мягко говоря, не было воспринято всей полнотой Церкви на Украине, что только усилило недовольство православных Филаретом. К патриарху Алексию стали поступать из епархий телеграммы и протоколы приходских собраний с просьбой принять их в свою непосредственную юрисдикцию. Филарет в ответ разослал циркуляр об обязательном проведении собраний духовенства в поддержку решения собора УПЦ. Списки участников из числа духовенства с их подписями предписывалось доставить в канцелярию Киевской митрополии.

Подобным, попирающим принципы соборности Православной церкви, методам воспротивились епископы Буковинский Онуфрий (Березовский)[6], Тернопольский Сергий и Донецкий Алипий и вся братия Киево-Печерской лавры во главе с наместником архимандритом Елевферием (Диденко). За это владыки были смещены с кафедр (а митрополит Одесский Агафангел за противление курсу на автокефалию был снят с кафедры ещё раньше). Но верующие взяли епархиальные управления «в осаду», не выпуская своих архипастырей. И хотя последним удалось уговорить паству подчиниться данному решению предстоятеля, православные приходы и целые епархии начали акции протеста. Имя Филарета во многих приходах прекратили поминать за богослужениями.

В конце концов, епископы Онуфрий (Березовский) и Сергий (Генсицкий) направили послания Патриарху, в которых заявили об отказе от своих подписей под прошением Собора УПЦ об автокефалии.

Спрашивается, почему же они, не говоря уже о других епископах УПЦ (МП) ранее ставили свои подписи под подобными документами? На это ответит Патриарх Алексий в 1992 г.: «Филарет – это мафия. Он не остановится ни перед чем, даже физическим насилием»[7]. Насколько могущественна эта мафия, Денисенко продемонстрирует уже в 1994-м – засылая боевиков на Кавказ, открывая оффшоры и банки для прокрутки средств от «распила» западной гуманитарной помощи для нищих украинцев[8].

К архиерейскому собору РПЦ 1992 г., который проходил с 31 марта по 5 апреля, киевский митрополит подготовил очередной шантаж: если УПЦ не дают автокефалию, украинская делегация покидает зал, срывая тем самым собор.

И вот, когда настал "тот самый час", за главой украинской делегации, направившемся к выходу, никто не последовал (приподнялись человек пять, но оглянувшись на зал, тут же сели)! Вся тщательно выстраиваемая в течение двух лет операция была проиграна мигом! Пришлось Филарету, не выходя из зала, возвращаться в президиум.

И тут уже, «не снижая темпа контрнаступления» участники Собора поставили вопрос о смене предстоятеля УПЦ, как «не соответствующего требованиям, предъявляемым к личности, способной объединить вокруг себя всех православных клириков и мирян в Украине», озвучивая его канонические преступления.

Итог: Святейший Патриарх Алексий обращается к митрополиту Филарету с просьбой «ради блага православия на Украине, во имя спасения Церкви на Украине уйти со своего поста и предоставить епископам Украины возможность выбрать нового предстоятеля», а тому ничего другого не остаётся, как "идя навстречу" собратьям-архиереям пред Крестом и Евангелием заверить Собор, что «во имя мира церковного» он созовёт архиерейский собор УПЦ (МП), на котором подаст прошение об освобождении от обязанностей предстоятеля. Своё обещание он скрепил отсылом к завету Христа: «да будет слово ваше - «да, да»; «нет, нет»; а что сверх этого, то от лукавого»[9].

Но вернувшись в Киев, Филарет созвал пресс-конференцию, на которой он объявил, что… «украинскому Православию он дан Богом», и, соответственно, покинуть престол не может. Под «богом» Филарет разумел теперь очевидно президента Украины, на что косвенно указывал недельный период переосмысления Михаилом Антоновичем своего бытия. Как рассказывала родная дочь «монаха» Филарета Вера, перед пресс-конференцией её папа успел посовещаться с Кравчуком и своей давней сожительницей Евгенией Петровной (матерью Веры). Последняя якобы заявила: «Миша, ты хочешь пустить сюда (в резиденцию предстоятеля УПЦ на ул. Пушкинской) другого?! Если ты это сделаешь, я тебя сама пущу по миру с котомкой: расскажу все о наших отношениях!». Да и сам «Миша» позже в интервью газете «Бульвар» признался, что на этот шаг он решился по совету своего старого приятеля Кравчука.

Филарет полагал, что украинские архиереи не дерзнут выступить против его «мафии», усиленной к тому же «авторитетом» президента и Верховной Рады (поддержкой которой он также успел заручиться). Однако по благословлению патриарха Московского старейший по хиротонии архиерей УПЦ (МП) митрополит Харьковский Никодим «дерзнул» созвать 27 мая 1992 г. собор епископов УПЦ (МП). Решением собора, на который Филарет не явился, он был смещен с Киевской кафедры и с поста Предстоятеля УПЦ, а также запрещен в священнослужении. Ещё раньше, 6-7 мая 1992 г., Священный Синод РПЦ на своём расширенном заседании (на которое Филарет также не явился, хотя приглашался дважды) запретил киевскому митрополиту в период до Архиерейского Собора УПЦ действовать в качестве Предстоятеля, а именно: созывать Синод, рукополагать архиереев, издавать указы и обращения, касающиеся УПЦ». В качестве исключения указывался «созыв Архиерейского Собора УПЦ для принятия его отставки и избрания нового Предстоятеля».

Из двух десятков архиереев УПЦ сторону Филарета принял лишь один – епископ Почаевский Иаков (Панчук). Но для рукоположения священноначалия в Церкви требуется по меньшей мере три правящих епископа, Иаков же был лишь викарным, а сам Филарет из епископского сана был к тому времени уже извергнут[10]. Эта парочка теперь не могла рукополагать  даже простых священников. К тому же 11 июня 1992 г. архиерейский собор РПЦ лишил всех степеней священства и Панчука. 4 сентября этого же года во многих газетах было опубликовано собственноручное разоблачительное письмо одной из "сирот" Филерета - его родной дочери Веры (в замужестве - Медведь), которая таким образом наконец-то осуществляет свой замысел, который она вынашивала в эти последние годы[11], изнутри семьи зная все подковерные планы и интриги парочки Экзарха и "владычицы Киевской". Так проект Филарета-Кравчука иметь карманную, но с признаками каноничности Церковь потерпел крах.

Но Патриарший куколь все же был позже надет. Мечта Денисенко о пошитом ещё в 1990 г. патриаршем куколе (пусть и московского кроя) наконец осуществилась 21 октября 1995 г., когда на «поместном соборе УПЦ-КП» он избрал себя «патриархом». «Выборы» проходили на безальтернативной основе. Хотя, ещё 10 августа «собор благочинных епархий УПЦ-КП западной Украины» обратился к Филарету с требованием снять свою кандидатуру на патриарший престол и «активизировать диалог» с канонической Церковью. Впоследствии, в знак протеста против «избрания Филарета» очередная часть «епископата УПЦ-КП» (представлявшая две трети «епархий») прямо с «собора» ушла в т.н. «УАПЦ» (Украинская автокефальная православная церковь). Последнюю 5 июня 1995 г. официально восстановил Совет по делам религий, для которого утративший президентский пост Кравчук более не являлся авторитетом.

Филарет вновь остался в подавляющем его амбиции меньшинстве. Поэтому 22 октября 1995 г., вступая на «престол», он в первой же своей проповеди в качестве лже-патриарха страстно призывал к «диалогу любви» с униатами. С теми самыми униатами, которыми пугал Московскую Патриархию, требуя для Церкви на Украине сначала автономию, а затем и автокефалию.

*   *   *

Здесь нами была рассказана начальная и Церковно-каноническая сторона истории раскола. Однако, по вполне понятным причинам, уйдя из области церковной и канонической,  филаретовско-кравчуковская корпорация перемещается в область политическую, что вполне для подобных структур закономерно. И эта корпорация начинает работать на те  деструктивные силы, которые стояли у ее истоков - национализм, рознь, фашизм. Особенно заметно её мутное болото поднялось на поверхность после событий майдана, когда националисты, так долго готовившие свой приход к власти, наконец-то услышали команду "Фас!"

Итак, мы видим, что религиозный фактор единения двух народов был ослаблен. Ослаблен, но не уничтожен. Даже сейчас, по прошествии четырех лет «майданизации» сознания украинцев, без специальных ренгеновских снимков проглядывает непререкаемая закономерность: человек, находящийся в лоне канонической Церкви не только не поддаётся всеобщему зомбированию и безумию, но и продолжает критически относится к происходящим на его глазах процессам.

Церковная составляющая противостояния все более и более выходит на новый уровень. И вот здесь нам хотелось бы обратить внимание уважаемых читателей на тревожные «звонки», все чаще звучащие из "нэзалэжной".

...Трагическая гибель маленького Жени потрясла весь город Запорожье. Вечером 31 декабря на малыша, который стоял под подъездом вместе со своим отцом, упал самоубийца. Мужчина выпрыгнул из окна восьмого этажа — и рухнул прямо на ребенка. Мальчика пытались спасти реаниматологи, но, к сожалению, травмы ребенка оказались несовместимы с жизнью.

Погибшему Жене был год и девять месяцев. Мальчик с семьей жил прямо над квартирой 39-летнего самоубийцы. Женя был единственным ребенком в семье. Во время похорон убитых горем родителей ожидало еще одно потрясение — отказ священника отпевать ребенка.

Как рассказывал впоследствии сам священник, дело обстояло следующим образом: "Перед тем как выезжать на отпевание, я спросил: «Ребенок крещен?» — «Крещен». Ну я и поехал. Когда приехал, спросил у мамы имя ребенка. Она говорит: «Я сейчас принесу свидетельство о крещении». «Не надо», — говорю. Но она принесла. Я глянул — и меня как обухом по голове - свидетельство выписано в филаретовском храме, т.е. - мальчик был фактически не крещен!

...Это ж надо было, чтобы приехал священник и им об этом сказал! К сожалению, не первый раз сталкиваюсь с тем, что люди крестят детей в т.н. Киевском "патриархате" — и не один священник подтвердит Вам непреложную закономерность: после этого дети начинают болеть, погибают, как, например, в данном случае. Ко мне приходят люди, крестившие детей в лже-церкви, и говорят: «Повели ребенка к бабке, а она сказала, что ребенок не крещен». Есть каноны церкви, апостольские правила. Этими правилами руководствуются священнослужители по всему миру. Если бы я отпел этого ребенка, владыка снял бы с меня сан. Но даже это не так страшно. Меня бы покарал Бог.

Дальнейшее развитие этой истории пошло по майдановски-накатанной кривой: не очень задумываясь о канонической стороне дела,  в знак солидарности с родителями покойного Жени люди стали приносить под храмы Московского патриархата кукол, детские игрушки и таблички с надписью: «Дети ни в чем не виноваты».

А уже на следующий день протесты начались в Киеве. Акцию под Киево-Печерской лаврой, которая закончилась потасовками, проводили члены националистической организации С14. На фотографиях, которые были опубликованы на странице организации в соцсети, было видно, что несколько десятков человек растянули поперек дороги баннер с текстом «ФСБ, прочь из Лавры», таким образом, заблокировав въезд в храм. К протестующим выходил настоятель Лавры, Митрополит Вышгородский и Чернобыльский Павел, который пытался утихомирить и образумить исступленную толпу.

Но вот новости последующих дней должны заставить задуматься нас о более далекоидущих последствиях этой цепочки событий.

На сайте Генеральной прокуратуры Украины по Запорожской области 11 января было опубликовано следующее[12]:

"Правоохранители начали расследование фактов совершения отдельными представителями УПЦ МП и ГО «Союз православный« Радомир »умышленных действий, направленных на разжигание национальной, религиозной вражды и ненависти, а также оскорбление чувств граждан в связи с их религиозными убеждениями

Сегодня, 11.01.2018 в Единый реестр досудебных расследований внесены сведения по признакам уголовного преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 161 УК Украины (нарушение равноправия граждан в зависимости от их расовой, национальной принадлежности, религиозных убеждений, инвалидности и по другим признакам) относительно совершения отдельными представителями Запорожской епархии Украинской православной церкви Московского патриархата (УПЦ МП), ОО «Союз православный« Радомир »и другими неустановленными лицами умышленных действий, направленных на разжигание национальной, религиозной вражды и ненависти, оскорбление чувств граждан в связи с их религиозными убеждениями, повлекшие тяжкие последствия в виде возникновения столкновений и массовых беспорядков в Запорожской области и других регионах Украины.

Установлено, что представители Запорожской епархии Украинской православной церкви Московского патриархата допускают выборочный подход к осуществлению религиозных обрядов, предпочитая тем лицам, которые проходили обряды крещения именно в УПЦ МП, чем оскорбляют чувства граждан в связи с их религиозными убеждениями.

Указанные лица осуждают общение представителей церкви на украинском языке, чем унижают национальную честь граждан Украины.

Кроме того, некоторые представители указанных религиозных организаций в последнее время допускают высказывания о единстве славянских православных народов под духовным наставничеством Русской православной церкви (РПЦ). Среди прихожан храмов распространяется информация о необходимости объединения Украины с Россией и осуждается Европейское направление развития нашего государства, осуждается проведения антитеррористической операции, а также оправдываются агрессивные действия Российской Федерации по отношению к Украине.

С целью обеспечения быстрого и эффективного исследования обстоятельств, учитывая резонансность события, расследование по указанному уголовном производстве поручено следственному отделу Управления Службы безопасности Украины в Запорожской области …

Досудебное расследование продолжается, сейчас проводятся первоочередные следственные действия."

А днем ранее в интервью телеканала ATR герой Украины, генерал-майор ВСУ Игорь Гордейчук рассказал о складе боеприпасов пророссийских боевиков в Святогорской Лавре УПЦ МП.

 Не стоит и говорить, что сказанное генерал-майором могло родиться только в его больной ушибленной в детстве головушки. Ничего там нет.

И это всего лишь два из многочисленных сигналов, поступивших из средств массовой информации, не говоря уж о ставших банальными силовых захватах храмов раскольниками!

О чем же свидетельствует замеченная нами тенденция?

Она свидетельствует о следующем циничном решении киевской власти: для окончательного изменения сознания украинцев, для окончательного превращения Украины в безмолвный плацдарм у границ России, для окончательного закрепления межнациональной вражды русских и украинцев крайне необходима ликвидация канонической Церкви, как таковой. Соответственно - если это невозможно сделать путем  вливания этой структуры в существующий гроб с мертвецом - УПЦ КП, то необходимо всеми возможными способами (включая ложь и провокации) наложить запрет и провести уничтожение УПЦ МП на псевдоправовом уровне.

Долгий и многотрудный путь, приведший Украину к тому дну, на котором находится сейчас она и ее народ, вступает в свою завершающую фазу.  Но Господь поругаем не бывает и пути Его - неисповедимы.



[1] http://www.vladyka-ionafan.ru/articles/510 ("У истоков рождения УПЦ" Автобиографические мемуары Архиепископа Ионафана (Елецких)) и http://www.religare.ru/2_52391.html ("Из семинарии меня выгонял лично Филарет Денисенко" Свидетельство о. Павла Адельгейма)

[2] Со своим кумом Кравчуком Филарета связывали не только "деловые" связи, но финансовые операции. Именно Филарету Кравчук после осуществлённого им же запрета Компартии доверил оставшиеся на ее счетах миллионы. Осуществлялась перегонка и церковных денег через контролируемые партией фонды. На деньги, принадлежавшие Киевскому Экзархату и оставшиеся в Руках Филарета и деньги КПУ, оставшиеся в руках Леонида Макаровича,  были созданы несколько банков, в т.ч. банки "Украина" и "Ажио". В 1991 году на первых президентских выборах независимой Украины Филарет не только публично поддержал этого буквально вчерашнего партбонзу, но создал предвыборный фонд в его поддержку (сразу перечислив туда 600 тыс. рублей). - Василий Анисимов, газета «Независимость», 18 ноября 1997 г. (http://www.soborna.org/news/uk/2004/0129b.html) и (http://alexandr-palkin.livejournal.com/2862265.html)

[3] "Он благословил на убийства. Как "патриарх всея Украины" ведёт бизнес на крови"

https://life.ru/t/%D1%83%D0%BA%D1%80%D0%B0%D0%B8%D0%BD%D0%B0/1013540/on_blaghoslovil_na_ubiistva_kak_patriarkh_vsieia_ukrainy_viediot_biznies_na_krovi

[4] http://www.vladyka-ionafan.ru/articles/510 ("У истоков рождения УПЦ" Автобиографические мемуары Архиепископа Ионафана (Елецких))

[5] Речь идет о т.н. «Украинской автокефальной православной церкви» («УАПЦ»).»Так называемая», потому как «УАПЦ» была учреждена на территории оккупированной фашистами УССР согласно плану рейхсминистра Розенберга, утверждённому Гитлером 8 мая 1942 г. При наступлении Советских армий в немецком обозе вожди «автокефалов» ушли в Германию, а оттуда, как водится, перебрались в США и Канаду.

[6] теперешний Предстоятель УПЦ МП - Митрополит Онуфрий

[7] http://www.vladyka-ionafan.ru/articles/510 ("У истоков рождения УПЦ" Автобиографические мемуары

Архиепископа Ионафана (Елецких))

[8] http://www.soborna.org/news/uk/2004/0129b.html ("Истинный лик филаретовского патриархата?" , газета «Независимость», 18 ноября 1997 г.)

[9] Определения Архиерейского Собора Русской Православной Церкви http://www.patriarchia.ru/db/text/526300.html

[10] Акт об отлучении от Церкви монаха Филарета (Денисенко) http://www.patriarchia.ru/db/text/417804.html

[11] Первое письмо Вера Медведь направила Святейшему Патриарху Алексию II 29.04.91 г., второе письмо было уже открытым и опубликовано в киевской газете "Молода Газета", N 8, 1992; в черниговской епархиальной газете "Троїцький вiсник", N 2, 1992; "Начало", N 1 (5), 2001 и в публикациях газеты "Независимость" украинского журналиста Василия Анисимова. Впоследствии текст письма перепечатывался союзными газетой "Комсомольская Правда" и журналом "Огонёк" (http://raskolam.net/%D0%AF-%D0%92%D0%86%D0%A0%D0%90-%D0%A0%D0%86%D0%94%D0%9D%D0%90-%D0%94%D0%9E%D0%A7%D0%9A%D0%90-%D0%A4%D0%86%D0%9B%D0%90%D0%A0%D0%95%D0%A2%D0%90/?lang=ru)

Ключевые слова: Украина