Трамп, Латиноамерика и мигранты…

23:14 13.01.2018 Александр Моисеев, обозреватель журнала «Международная жизнь»


Как сообщили на днях информационные агентства, Президент США Дональд Трамп в ходе встречи с законодателями в Белом доме назвал «грязными дырами» ряд стран, из которых в США прибывают иммигранты. Помимо ряда стран Африки с исламским населением, были упомянуты и уроженцы Гаити и Сальвадора. А еще Дональд Трамп запретил въезд в Штаты гражданам «диктаторской» Венесуэлы. «К нам должно приезжать больше людей из таких стран, как Норвегия», - якобы (цитата CBS) заявил также  хозяин Белого дома. Разразился международный скандал. На Гаити потребовали объяснений от США за слова Трампа о «вонючей дыре». Американский посол в Панаме подал в отставку из-за политики Вашингтона. Сам Трамп чуть позже вынужден был признать, что использовал на встрече с законодателями «крепкие выражения» согласно ситуации. Он считает, что США нужна такая иммиграционная система контроля, которая «учитывает в первую очередь потребности американских семей, налогоплательщиков, а также необходимость укрепления безопасности». Численность иммигрантов в США, перебравшихся в страну как легально, так и нелегально, растет примерно на один миллион человек ежегодно. В недавнем докладе вашингтонского Центра исследований иммиграции, «Каждый восьмой житель США - иммигрант в первом поколении. Кроме того, в стране проживали 16,6 млн детей, родившихся в семьях, где хотя бы один из родителей - иммигрант. В совокупности получается 60,4 млн иммигрантов и их детей, то есть почти каждый пятый житель США», - отмечается в документе.

Миграционная политика в США и Латинской Америке уже на протяжении длительного времени находится в фокусе исследований ученых Института Латинской Америки РАН. Можно отметить, что она в значительной мере затрагивает именно латиноамериканцев, которые составляют основу нелегальной иммиграции. На этом фоне более чем за пятнадцать лет были предприняты три попытки комплексной реформы регулирования миграций. Попытки делались разными администрациями – и республиканцев, и демократов. Однако они не привели к конкретному результату. Тем не менее, в предпринимаемых шагах прослеживалась преемственность миграционной политики.

Радикальное изменение вектора миграционной политики было одним из знаковых тезисов предвыборной кампании Дональда Трампа. Сложная тема, выдвигающая требования как к самим мигрантам, так и к принимающему их обществу, стала важным фактором политической борьбы, - рассказывает кандидат исторических наук ИЛА РАН Надежда Кудеярова. Именно к ней обратился обозреватель журнала «Международная жизнь» за разъяснениями.

 

- Надежда Юрьевна, вы давно занимаетесь проблемами миграции в Соединенных Штатах и странах Ибероамерики. Чем, на ваш взгляд, характерны особенности потоков переселенцев из Латинской Америки в США?

 

- Миграционная тема постоянно звучит в дискуссиях и составляет привычный фон социально-экономической и политической американской жизни. Это объяснимо. Ведь в США, по данным вашингтонского Центра исследований иммиграции, численность иммигрантов достигла рекордного показателя в 43,7 млн человек, что составляет 13,5% от общей численности населения страны - 323,1 млн жителей.
С 2010 года в пятерку стран, откуда больше всего граждан перебралось в США, вошли также Доминиканская республика, Сальвадор и Куба. Согласно прогнозам экспертов, в 2023 году доля иммигрантов в общей численности населения страны возрастет до 14,8%. Это будет самый высокий показатель за всю историю США. К 2060 году доля иммигрантов может составить уже 18,8% населения Штатов…

Если рассматривать трансграничную мобильность в формате Западного полушария, то здесь первенство принадлежит пространству, которое можно обозначить как Северный миграционный ареал. Он включает в себя Мексику, центральноамериканские и карибские страны, где на США фокусируется более 90% миграционных потоков. Совокупная численность мигрантов из этого региона в Штатах оценивается в 23 млн человек. Поэтому законодательные инициативы и реформы в первую очередь затрагивают выходцев из стран, которые относятся к Северному ареалу.

Территориально большинство латиноамериканцев сконцентрированы в Юго-Западных штатах, 55% всех испаноязычных жителей устроились в Калифорнии, Техасе и Флориде. В Калифорнии обосновалось около 14,4 млн человек или более четверти всех проживающих в США латиноамериканцев.

Естественным продолжением территориальной концентрации испаноязычного населения стал сопутствующий рост числа нелегальных мигрантов, которые также стремились поселиться ближе к своим землякам. Галопирующий рост нелегального потока начался в 1990-е годы и достиг пиковых значений в 2007 г., когда общее число находящихся в стране людей с неурегулированным статусом оценивалось в 12,2 млн человек. Под воздействием экономического кризиса интенсивность потока стала снижаться, и в 2014 году численность оценивалась в 11,3 млн. В «топ-10» стран происхождения нелегальных мигрантов вошли шесть государств Латинской Америки и Карибского бассейна, на которые пришлось 86,9% всех нелегалов. Подавляющее их большинство (49%) составляли мексиканцы (5,6 млн в 2015 году).

Эти данные во многом объясняют латиноамериканскую проекцию дискуссии, которая стала активно проявляться в США в отношении методов реализации миграционной политики. С начала XXI века были предприняты три попытки подготовки и принятия всеобъемлющей реформы, ни одна из них не была утверждена конгрессом США. В этой обстановке оперативные решения принимались указами президента, что вызывало споры и противодействие, но не выходило за рамки традиционного русла решения вопросов.

 

- Эскалация миграционной проблематики началась в ходе президентской избирательной кампании 2016 года. Похоже, что и сами представители мейнстрима республиканской партии оказались не готовы к произошедшей радикализации антииммиграционной риторики?

 

- Важно отметить, что в ходе президентской избирательной кампании в США никто, кроме Трампа, не смог эффективно использовать «миграционную карту», в том числе и Марко Рубио – сенатор-республиканец, активно выступавший за реформы, ужесточающие пограничный контроль и усиливающие борьбу с нелегальной миграцией. Дискурс Дональда Трампа, одержавшего победу на выборах, строился вокруг идеи восстановления американского мирового лидерства, при котором возвращение рабочих мест в Соединенные Штаты соседствовал с концепцией ужесточения миграционного регулирования (мол, мигранты лишают американцев рабочих мест), а проблема нелегальной миграции поднималась в увязке с национальной безопасностью.

Основные идеи, озвученные в ходе предвыборной кампании, были в емком, концентрированном виде сформулированы в нескольких документах, среди которых можно выделить «Видение Дональда Трампа» (Donald J. Trump’s Vision). В нем в качестве приоритета были обозначены «работа, зарплата и безопасность американского народа». Эти цели можно достичь, если «установить новый иммиграционный контроль, который будет способствовать повышению заработной платы и обеспечению приоритета предложения новых рабочих мест американским рабочим». При этом предлагалось «защитить экономическое благополучие законных иммигрантов, уже проживающих в стране, путем пресечения неконтролируемого приема иностранных рабочих». В «Видении» приоритет отдавался квалифицированным специалистам и финансово состоятельным мигрантам, а также заявлялось о необходимости «временно приостановить иммиграцию из регионов, которые экспортируют терроризм и где в настоящее время не может быть обеспечена проверка безопасности».

Аргументация заявленных целей миграционной политики фокусировалась, прежде всего, на вопросах безопасности и форм материальной поддержки, к которым прибегали нелегальные мигранты: «в период с 11 сентября 2001-го и до конца 2014-го года по меньшей мере 380 человек иностранного происхождения были осуждены по обвинениям в причастности к терроризму внутри США», «с 2008 до 2014 около 13 тысяч преступников были отпущены обратно в американские общины, поскольку родные государства не приняли их обратно», «62 процента домохозяйств, возглавляемых нелегальными иммигрантами, использовали наличные и безналичные формы дотаций по социальным программам, в том числе в виде продовольственных талонов или помощи с жильем». В итоге «текущая иммиграционная политика обходится налогоплательщикам в 300 миллиардов долларов в год». Однако, обвинения в бездействии в адрес администрации демократов во многом не соответствовали реальности. Часть предложений Дональда Трампа уже реализовывались его предшественниками, столкнувшимися на этом пути с серьезным противодействием, как со стороны идеологических противников, так и деловых кругов. В годы правления президента Барака Обамы политика в отношении нелегальных мигрантов, совершивших преступления на территории США, была существенно ужесточена: в 2016 году процент депортированных за тяжкие преступления превысил 90% от общего числа высланных из страны по сравнению, скажем, с 51% в 2009 году.

 

- В чем же заключается заявленный Дональдом Трампом антииммигрантский проект?

 

- Несмотря на противоречивый предыдущий опыт и отсутствие простых решений в практике миграционного регулирования, были представлены «10 пунктов плана Дональда Трампа как сделать Америку снова первой» (Donald J. Trump’s 10 Point Plan to Put America First). Перечислю их по порядку:

1. С первого дня начать работу над физической непроницаемостью стены на Южной границе. Мексика заплатит за стену.

2. Прекращение практики «лови-и-отпусти». При администрации Трампа, тот, кто незаконно пересекает границы, будет задерживаться вплоть до момента депортации из страны.

3. Высылка в течение одного дня иностранцев с уголовным прошлым, осуществляемая в ходе совместных операций с местными и федеральными правоохранительными органами. Прекращение смертоносной политики администрации Обамы, которая позволяет тысячам преступникам-иностранцам свободно ходить по улицам страны.

4. Конец городам-убежищам.

5. Незамедлительное прекращение действия двух незаконных амнистий президента Обамы. Все иммиграционные законы будут выполняться, количество агентов Миграционной и таможенной службы будет утроено. Любой, кто незаконно приедет в США, подлежит депортации. Это означает соблюдать законы и защищать страну.

6. Приостановить выдачу виз в любом месте, где невозможно провести надлежащий отбор, до тех пор, пока не будут созданы надежные и эффективные механизмы проверки.

7. Убедиться, что другие страны принимают людей, которых мы депортируем.

8. Обеспечить полное внедрение биометрической системы отслеживания въездных и выездных виз во всех наземных, воздушных и морских портах.

9. Отключить магнит притяжения работы и дохода. Многие иммигранты незаконно приезжают в США в поисках работы, хотя федеральный закон запрещает трудоустройство нелегальных иммигрантов.

10. Реформировать механизмы легальной иммиграции, чтобы служить интересам Америки и ее работников, сохраняя уровень иммиграции в пределах исторических норм.

Как можно было увидеть, дальнейшее шаги администрации напрямую соотносились с частью пунктов предложенного плана. При этом, многие аспекты, критикуемые в программе Трампа, на протяжении более двадцати лет являлись практикой регулирования миграций. Наиболее остро стояла проблема нелегальной миграции, которая имела латиноамериканское лицо. Неспособность государства противостоять этому явлению вызывала критику идеологов и сторонников Республиканской партии. Так, Патрик Бьюкенен, консервативный американский политик, утверждал: «Юго-Запад наводнили нелегальные чужаки, тысячи которых пересекают границу каждый день, увеличивая население Америки. Похищения людей и наркотрафик превращают в насмешку рассуждения о правах человека и уничтожают государство». Связывая миграционные потоки с обострением проблем безопасности, сторонники жестких антимиграционных действий настаивали на пересмотре политики в отношении мигрантов в целом и нелегальной миграции в частности.

Подобная идеология, на протяжении длительного времени находившаяся за пределами практического и законодательного мейнстрима, оказалась чрезвычайно востребованной в ходе прошедшей в 2016 году президентской избирательной кампании. Основные положения, выдвинутые республиканским кандидатом Дональдом Трампом, были поддержаны избирателями и внесли свой вклад с его победу. Наиболее ярким тезисом стало обещание построить стену на мексикано-американской границе. Эта «Стена» стала символом новой политики США.

 

- Интересно, а как отреагировало на антииммиграционные планы Трампа американское общественное мнение?

 

- Казалось бы, поддержанная частью избирателей жесткая антииммиграционная риторика на практике может столкнуться со значительным сопротивлением. По многим вопросам отсутствует консолидированное мнение как среди сторонников новой администрации, так и у оппонентов. По данным опросов, проведенных Pew Research Center, американцы поддержали идею строительства стены, однако другие инициативы были восприняты не столь однозначно. Примерно восемь из десяти сторонников Дональда Трампа заявили, что ситуация с нелегальной миграцией ухудшилась с 2008 года, в то же время респонденты не разделяли жесткой линии в отношении статуса нелегально проживавших в США мигрантов, в том числе потому, что они выполняют работу, на которую не претендуют американцы.

Можно предположить, что миграционная политика виделась в качестве той дискуссионной платформы, где можно найти быстрое решение. После инаугурации Трампа его администрация преступила к реализации заявленных целей. Первым шагом стал указ президента «О совершенствовании пограничной безопасности и иммиграционного контроля», опубликованный 25 января 2017 года. В указе внимание фокусировалось на двух задачах – строительстве стены на мексикано-американской границе и регулировании нелегальной миграции. Отмечалось, что нелегалов, задержанных на территории США за нарушение законов или осужденных в США, будут депортировать. Если страны, из которых нелегалы прибыли на территорию США, не пойдут навстречу и не будут принимать своих граждан, то США может отказать гражданам этих стран в выдаче виз. Значительная часть указа содержала положения относительно строительства стены. Планировалось, что на начальном этапе первичное финансирование строительства будет происходить за счет американских налогоплательщиков, а впоследствии затраты должны быть компенсированы мексиканской стороной.

 

- Как отреагировали на заявления Дональда Трампа в соседней Мексике? Ведь тема-то не новая. О сооружении заграждения на американо-мексиканской границе шла речь и при президенте Буше-младшем…

 

-У южных соседей США этот указ вызвал самый широкий протест. Президент Мексики Энрике Пенья Ньето выступил с обращением к нации, в котором отметил, что «Мексика не верит в стены. Они не способствуют сближению, они разъединяют». Он отметил, что консульства латиноамериканской страны должны сосредоточиться на помощи мигрантам. Он еще раз высказал позицию, что Мексика никогда не будет оплачивать возведение стены на границе. Кроме того, в знак протеста мексиканский президент отменил свой визит в США. Кстати сказать, вы правы, напомнив, что идея строительства стены не нова. Первые шаги по возведению ограждения были предприняты еще в 1994 году с началом волны массовой нелегальной иммиграции. В период президентства Джорджа Буша-младшего строительство получило новый импульс в качестве ответа на террористическую опасность. В настоящее время суммарная протяженность выстроенных ограждений составляет 950 км. Современный проект подразумевает сооружение «от 700 и до 900 миль» стены (1000 - 1500 км) при том, что общая протяженность границы составляет 3201 км. Летом 2017 г. на полях саммита G-20, где Дональд Трамп еще раз повторил тезис о том, что Мексика за все заплатит и ей надо перестать отрицать этот факт.

Несмотря на спорность вопроса и угрозу обострения отношений с латиноамериканским соседом, в июле 2017 г. конгресс США утвердил выделение 1,6 млрд долл. на строительство стены на границе Соединенных Штатов и Мексики. На своей странице в Twitter Трамп прокомментировал решение словами: «Большая победа для строительства Стены». Утверждение данного бюджета стало первой победой Трампа, члены Республиканской партии отмечали, что президент откажется подписывать бюджет без выделенных на это строительство денег. Таким образом, направление миграционной политики, одобряемое общественным мнением, постепенно развивается. Утверждение бюджета стало очередным шагом в развитии конфронтации в отношениях между США и Мексикой.

Однако значительно более конфликтными для внутриполитической повестки США стали решения, ужесточающие меры регулирования нелегальной миграции и противодействия терроризму. Так, 27 января 2017 года был издан указ «О защите нации от въезда иностранных террористов в США», в котором был введен запрет на въезд в страну на срок 90 дней для граждан шести мусульманских стран - Ирана, Сирии, Ливии, Сомали, Йемена и Ирака, независимо от стремления получить статус беженца. Этот указ вызвал жесткое противодействие судебной власти в США, против выступили многие общественные и политические деятели страны.

Для латиноамериканского направления миграционной политики США важное значение имеет постановление, принятое 5 сентября 2017 года. Новым шагом, увеличивающим внутриполитическую конфронтацию, стала отмена программы, защищавшей от депортации нелегальных мигрантов, въехавших в Соединенные Штаты в детском возрасте. В США находятся около 800 тысяч человек, участников программы, из них 70 % - это выходцы из Мексики и в целом 90 % участников программы прибыли в детском возрасте из латиноамериканских стран. В постановлении, опубликованном 5 сентября 2017 года, отмечалось, что администрация Трампа закончила «незаконную иммиграционную политику предыдущей администрации, создавшей незаконную программу «Отложенных действий по отношению к прибывшим детям» (Deferred Action for Childhood Arrivals, DACA). Завершение программы должно произойти в течение шести месяцев. Однако власти 15 штатов США подали судебный иск против отмены программы. Ощущение такое, что противостояние по отмене данного распоряжения только начинается.

 

- Какие выводы можно сделать в связи с сегодняшней ситуацией, сложившейся в США после объявленных мер властей по обузданию притока нежелательных иммигрантов?  

 

- В заключение хотела бы отметить, что предпринимаемые шаги во многом идут вразрез с практикой предыдущих администраций. Можно говорить об отсутствии преемственности миграционной политики. При этом отчетливо видно, что поддерживаемая общественным мнением идея строительства стены не встречает мощного сопротивления в политической плоскости. Подобное внешнее проецирование проблем во многом находит поддержку. Однако в вопросах, где нет консенсуса у элит, бизнеса и общественного мнения, поиск простых прямолинейных решений сталкивается с серьезным сопротивлением различных ветвей власти. Начавшийся раунд межпартийного, внутрипартийного противостояния и включения в этот процесс инструментов других ветвей власти тормозят волну планировавшихся реформ. В этой ситуации разменной картой может стать межгосударственная повестка, затрагивающая отношения со странами – членами Североамериканского договора о свободной торговле (НАФТА). Разногласия и напряженность между США и странами так называемого «третьего мира» нарастают, как снежный ком. Возможен ли компромисс? Покажет будущее.

 

- Спасибо, Надежда Юрьевна, за интересное интервью.

 

…Что же касается «некоторого» несоответствия риторики, (включая обещания) и «некоторых» действий администрации, то есть примеры, связанные не только с исполнением указаний Трампа относительно обуздания миграционных потоков из бедных, мусульманских и латиноамериканских стран в США. Впечатление такое, что президенту Трампу никак не удается стать строгим и непререкаемым руководителем не на словах, а на деле. Слишком часто слова расходятся с реальными делами. Вот, к примеру, хозяин белого дома одернул американских туристов, посещающих Кубу. Но после этого в 2017 году Остров посетило более, чем на 217% больше американцев, чем в предыдущем 2016-ом, мол, запретить-то можно, да прекратить нельзя. Вот вам и жесткий Трамп…

Ключевые слова: США Трамп Мигранты