Австралия, Индонезия и северная дуга нестабильности

11:45 07.09.2017 Владислав Гулевич, эксперт журнала «Международная жизнь»


Индонезийская провинция Западное Папуа – объект пристального внимания и источник беспокойства для индонезийских властей (1). Провинция занимает часть о. Новая Гвинея и является одной из наименее развитых в социально-экономическом и инфраструктурном плане индонезийских провинций. Население Западного Папуа отличается от остального населения Индонезии этнически и религиозно, культурные связи также недостаточно развиты.

Все это в сумме способствует росту центробежных тенденций, выражающихся в требованиях местного населения предоставить провинции независимость, что, в свою очередь, заставляет Австралию держать проблему в фокусе внимания.

В Стратегии национальной безопасности Австралии стабильность и безопасность Индонезии упоминается как необходимое условие безопасности Австралии. Через индонезийские территориальные воды Австралия получает выход на рынки нескольких основных экономических партнёров (КНР, Южная Корея, Япония, Сингапур, Малайзия, Таиланд), торговля с которыми составляет значительную строку в австралийском бюджете.

Австралийские стратеги включают Индонезию в т.н. северную дугу нестабильности. Эта дуга пролегает от о. Фиджи через Новую Гвинею и Филиппины до Малайзии. Существует две основные угрозы с этого направления для Австралии – рост исламского экстремизма и усиление влияния Китая.

Индонезия занимает второе место по количеству исламистов, арестованных в Турции при попытке перебраться в Сирию (2). В индонезийской провинции Ачех сильны исламистские настроения, при том что отмечается повышения уровня радикализации индонезийских мусульман, в целом. Действия исламистов на Филиппинах также не добавляют региону стабильности. Без тесного военно-политического сотрудничества с Джакартой Австралия не сможет эффективно противостоять угрозе ползучей исламизации региона.

Пекин, следуя политике «идти вовне», завязывает контакты с властями островных государств (о. Фиджи, Папуа Новая Гвинея и др.) в непосредственной близости от морских границ Австралии, где планирует добиться стратегического первенства к 2040 г. (3). В начале 2000-х оппозиционные лидеры Западного Папуа назвали Китай той силой, с опорой на которую провинция может продолжить борьбу за независимость.

 Пекин руководствуется экономическими и геополитическими интересами. Китайцы ведут с Джакартой диалог по вопросу импорта природного газа из Западного Папуа и реализации других совместных проектов. Индонезийцы заинтересованы в улучшении социально-экономического положения провинции, но к китайским предложениям относятся с опаской. Чрезмерный рост экономической зависимости Западного Папуа от Пекина чреват серьёзными геополитическими последствиями.

Уязвимость австралийских границ со стороны Индонезии заставляет Канберру поддерживать в этой стране любую власть при условии, что эта власть будет обладать достаточной прочностью для сохранения порядка и стабильности в государстве. Приверженность этой власти принципам демократии и прав человека для Канберры вторичны.

Независимость Западного Папуа Австралия считает крайне нежелательным сценарием, выступая за сохранение сложившегося статус-кво. Активизация борьбы за отделение провинции от Индонезии спровоцирует появление в регионе других заинтересованных сил, например, того же Китая.

В случае достижения независимости Западное Папуа столкнётся с существенными экономическими и социальными проблемами. Австралии придётся справляться с гуманитарным кризисом, оказывая новому государству финансовую помощь, противодействуя контрабанде оружия (вечный спутник всех войн) и  принимая тысячи беженцев, как из Западного Папуа, так и из других индонезийских провинций.

Однако в последнее время Канберра уделяет соблюдению прав человека в Западном Папуа больше внимания. Тлеющий конфликт между сторонниками независимости и индонезийскими властями продолжается с 1960-х гг., периодически переходя в горячую стадию. Предпосылок для его окончания нет, но в интересах Канберры их найти.

Более целенаправленная правозащитная риторика Канберры в отношении Западного Папуа продиктована опасениями превращения конфликта в зону притяжения других геополитических игроков и дальнейшей дестабилизации в регионе. Индонезия не может считаться абсолютно стабильным государством до тех пор, пока не разрешится проблема Западного Папуа, а Австралия нуждается в стабильной Индонезии.

Австралия не хочет фигурировать в докладах правозащитников в роли потакателя индонезийских властей с их жёсткими мерами в отношении сепаратистов. Гораздо выгодней возглавить правозащитную кампанию самому, что Австралия и делает, мягко и выверено указывая Джакарте на желательность разрешения вопроса.

 

1)    https://www.theguardian.com/world/2017/aug/03/west-papua-protest-indonesian-police-kill-one-and-wound-others-reports

2)    http://www.news.com.au/world/asia/indonesia-in-number-two-on-worldwide-list-of-foreign-islamic-state-jihadists-arrested-in-turkey/news-story/75f00d11a254935fb49a9925c379c25e

3)    https://interaffairs.ru/news/show/18175

Ключевые слова: сепаратизм Австралия Индонезия Западное Папуа