Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам трехсторонних переговоров с Министром иностранных дел Ирана М.Дж.Зарифом и Министром иностранных дел Турции М.Чавушоглу, Москва, 20 декабря 2016 года

10:43 22.12.2016

Уважаемые дамы и господа,

Мы только что закончили встречу министров иностранных дел России, Ирана и Турции. Параллельно в Москве в различных форматах проходили контакты между министрами обороны наших стран. В центре внимания была ситуация в Сирии.

У нас общее мнение, прежде всего, заключающееся в том, что необходимо в полной мере уважать суверенитет, территориальную целостность, единство Сирии, что не может быть военного решения сирийского кризиса. Мы выступаем за безальтернативность политико-дипломатического урегулирования этого конфликта. Конечно, самой главной задачей остается прекращение страданий ни в чем не повинного населения, решение острых гуманитарных проблем и беспощадная борьба с терроризмом.

Мы согласовали Совместное заявление министров иностранных дел Исламской Республики Иран, Российской Федерации и Турецкой Республики по согласованным мерам, направленным на оживление политического процесса с целью прекращения сирийского конфликта. Как я уже сказал, это заявление трех министров иностранных дел, но, хотел бы подчеркнуть, вклад в достижение договоренностей внесли и министры обороны, которые встречались параллельно с нами.

В заявлении подтверждается уважение суверенитета, независимости, единства и территориальной целостности САР в качестве многоэтнического, многоконфессионального, демократичного и светского государства.

Иран, Россия и Турция убеждены, в отсутствии военного решения сирийского конфликта. Они признают важную роль ООН в усилиях по разрешению этого кризиса в соответствии с резолюцией 2254 СБ ООН.

Министры также принимают во внимание решения Международной группы поддержки Сирии (МГПС). Они настоятельно призывают всех членов международного сообщества к добросовестному сотрудничеству  в интересах устранения препятствий на пути осуществления договоренностей, содержащихся в упомянутых документах.

Иран, Россия и Турция приветствуют совместные усилия в Восточном Алеппо, позволяющие провезти добровольную эвакуацию гражданского населения и организованный выход вооруженной оппозиции. Министры также приветствуют частичную эвакуацию гражданского населения из Фуа, Кафраи, Забадани и Мадаи. Они привержены тому, чтобы обеспечить беспрерывное, безопасное и надежное завершение этого процесса.                             

Министры выражают признательность представителям Международного комитета Красного Креста (МККК) и Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) за их содействие в проведении эвакуации.  

Министры согласны с важностью расширения режима прекращения огня, беспрепятственного доступа гуманитарной помощи и свободного передвижения гражданского населения по территории Сирии. Иран, Россия и Турция выражают готовность способствовать выработке готовящегося соглашения, переговоры о котором ведутся между правительством Сирии и оппозицией, и стать его гарантами. Они пригласили все другие страны имеющие влияние на ситуацию «на земле» поступить таким же образом.

Наши страны глубоко уверены в том, что настоящее Соглашение поможет придать необходимый импульс для возобновления политического процесса в Сирии в соответствии с резолюцией 2254 СБ ООН. Имеется в виду соглашение, над которым сейчас работают сирийское Правительство и оппозиция.

Министры принимают к сведению любезное приглашение Президента Республики Казахстан провести соответствующие встречи для переговоров в Астане.

В заключение Иран, Россия, Турция подтверждают свою решимость совместно бороться с ИГИЛ, «Джабхат ан-Нусрой» и отмежевать от них группировки вооруженной оппозиции.

Мы удовлетворены достигнутым результатом. У нас есть убежденность, что в условиях, когда пробуксовывает выполнение резолюций СБ ООН, инициативные действия наших трех стран помогут преодолеть застой в усилиях по сирийскому урегулированию на основе резолюций СБ ООН и продвинуть процессы, касающиеся прекращения насилия, доставки гуманитарной помощи и создания условий для инклюзивного, эффективного политического процесса.

Я искренне благодарю своих коллег. Это была очень полезная, хорошая совместная работа. Мы договорились продолжать выстраивать дальнейшее взаимодействие, опираясь на одобренное сегодня Совместное заявление.

Вопрос:  Существует несколько параллельных форматов переговоров по Сирии: Россия-Иран-Турция, Россия-США, Женевские консультации под эгидой ООН. Сегодня в офисе спецпосланника Генерального секретаря ООН по Сирии С.де Мистуры дали понять, что следят за итогами переговоров в Москве, и есть мнение, что в феврале соберется новый раунд межсирийских переговоров. Какой из форматов переговоров Вы считаете наиболее эффективным? Как они сейчас соотносятся?

С.Лавров: Считаю наиболее эффективным тот формат, который Вы сегодня наблюдаете. Это не попытка бросить тень на усилия всех других наших партнеров и добиться прогресса в урегулировании сирийского кризиса, это просто констатация факта. На сегодняшний день формат «тройки» Иран-Россия-Турция, по крайней мере, практическими делами доказывает свою востребованность. Да, действительно, у нас есть и другие форматы. Вы упомянули Международную группу поддержки Сирии (МГПС), которая была создана в том числе благодаря усилиям присутствующих здесь стран, США, арабских стран Персидского залива, других государств. Эта группа собралась несколько раз, приняла важные документы, они легли в основу резолюции 2254 СБ ООН, которая предписала двигаться параллельно по всем ключевым направлениям в урегулировании сирийского кризиса: прекращение насилия, обеспечения прекращения боевых действий, беспрепятственной доставки гуманитарной помощи и начала политического процесса без предварительных условий, который должен включать в себя все сирийские силы – этнические, конфессиональные, политические. Мы были едины в том, что именно такой подход должен применяться международным сообществом.

К сожалению, МГПС после встречи весной этого года не смогла сыграть свою роль в том, чтобы принятые решения выполнялись и действия по их выполнению контролировались. Последний раз в мае наши  коллеги из ООН попытались проявить активность в том, что касается политического процесса. Потом эта активность, к нашему общему сожалению, иссякла. Тем не менее, как вы видите из нашего общего заявления, мы подтверждаем важную роль ООН и резолюции 2254.

Мы также не должны сбрасывать со счетов ту работу, которая была проделана Россией и США, в том числе, в ходе контактов на уровне Министра иностранных дел России и Государственного секретаря США Дж.Керри. Мы были не то что близки к результату, мы достигли его в сентябре этого года, как нам казалось. К сожалению, американская сторона не смогла подтвердить свое участие в согласованных действиях. Я вчера читал интервью Дж.Керри в «Балтимор Сан», где он прямо сказал, что не все в администрации Президента США Б.Обамы были заинтересованы в том, чтобы российско-американские договоренности работали. Могу лишь сказать, что я считаю такую оценку справедливой, но это не меняет нашего негативного восприятия того, что произошло с российско-американскими договоренностями. Второй раз в начале декабря мы тоже были очень близки к договоренности по Алеппо. Но наши американские коллеги также отозвали свою собственную инициативу о том, как конкретно обеспечить эвакуацию.

Я думаю, никто не может нас упрекнуть. Все здесь присутствующие старались работать в более широких форматах на коллективной основе. Но бедственное положение в Восточном Алеппо, бедственное положение жителей этой части города и необходимость сократить количество возможных жертв, потерь, равно как и необходимость сократить количество боевиков не позволяло нам занимать выжидательную позицию. В последние дни  в наших столицах активно прорабатывалась возможность использования имеющихся у каждой из наших стран рычагов на те стороны, которые противостоят друг другу в Сирии, для того, чтобы разрешить кризис в Восточном Алеппо. Эти интенсивные дискуссии привели к сегодняшней встрече и принятию документа, который сегодня будет распространен. При этом мы не просто готовились к принятию документа, мы на деле, на практике в последние дни и недели принимали согласованные меры, которые позволили мирно эвакуировать подавляющую часть гражданского населения из Восточного Алеппо при содействии Международного комитета Красного Креста, сотрудников ВОЗ. В этом сыграли свою роль наши договоренности о том, как конкретно воздействовать на противоборствующие стороны. Наше сотрудничество позволило, помимо эвакуации мирных жителей, обеспечить организованный выход из Восточного Алеппо в согласованных направлениях и в согласованные места подавляющих частей бойцов вооруженной оппозиции. Сейчас завершается эвакуация, мы надеемся, что это вопрос максимум одного-двух дней. В этом, в том числе, проявляется эффективность формата, который сложился из государств на сегодняшний момент, наверное, более других готовых реальными делами, а не только словами способствовать урегулированию сирийского кризиса. Мы, как вы сможете убедиться прочитав наше Совместное заявление, будем продолжать сотрудничество. Мы отнюдь не закрываемся от контактов со всеми другими странами, а наоборот, приглашаем их присоединиться к тем процессам, которые, как нам кажется, имеют позитивный потенциал и которые мы сегодня зафиксировали в совместной договоренности.

Вопрос (адресован трем министрам): Одна из важнейших тем – это прекращение иностранной поддержки террористических группировок. Был ли сделан акцент на этом вопросе на сегодняшней встрече? Если мы верим в прочный мир и мирное урегулирование сирийского конфликта, то не должно ли прекращение поддержки террористов произойти как можно быстрее?

С.В.Лавров (отвечает последним): Со своей стороны отмечу, что борьба с терроризмом не терпит двойных стандартов. Об этом четко говорится в решениях СБ ООН. Такая борьба должна вестись бескомпромиссно, не допуская каких-либо двусмысленных действий. Повторю, о том, что с террористами не может быть никаких дел, записано в резолюциях СБ ООН, в том числе в резолюции 2254. Нельзя закрывать глаза на то, как они получают поддержку извне, договариваться с ними о чем-то из чувства самосохранения. Это делать нельзя хотя бы потому, что никакие договоренности с ними никогда не спасают тех, кто идет на такие сделки.

Если проанализировать ситуацию, то нет ни одной страны, которая так или иначе была бы вовлечена в сирийский конфликт или в усилия по его урегулированию и смогла отгородиться от террористической угрозы. Все присутствующие здесь страны, другие соседи Сирии, европейские государства, США за последнее время становились жертвами террористических атак, прежде всего, со стороны ИГИЛ, а также «Джабхат ан-Нусры».

Вчера произошел чудовищный теракт против российского Посла в Анкаре А.Г.Карлова, который стоил ему жизни. Я еще раз хочу, как я это сделал перед началом наших сегодняшних переговоров, выразить признательность нашим коллегам за солидарность с нами в этот тяжелый момент, за соболезнования, за готовность помочь. Как вы знаете, российскими и турецкими экспертами проводятся совместные следственные действия. В ближайшие часы мы ожидаем прибытия спецрейса с телом нашего Посла. Будем выполнять поручение Президента России В.В.Путина об увековечивании памяти А.Г.Карлова и представления его к государственной награде посмертно.

Возвращаясь к теме терроризма и того, что никто не может от него отгородиться, хочу напомнить о том, как появилась «Аль-Каида», произросшая из воевавших против советских войск в Афганистане моджахедов, которых поддерживали США. Именно в «Аль-Каиду» превратились эти моджахеды, и именно «Аль-Каида» нанесла 11 сентября 2001 г. удар по США, став врагом тех, кто помогал их создавать. Сейчас очередное ответвление «Аль-Каиды» – «Джабхат ан-Нусра» является общепризнанной террористической организацией, которая внесена в соответствующие списки ООН, России, США и многих других государств и наряду с ИГИЛ объявлена вне закона. Все усилия, которые мы предпринимаем по урегулированию сирийского кризиса, обеспечению режима прекращения боевых действий, распространения прекращения огня на всю территорию Сирии, абсолютно однозначно исключают из этих режимов «Джабхат ан-Нусру», ИГИЛ и ассоциированные с ними структуры. Это решение СБ ООН, и именно этим нужно руководствоваться.

Вопрос (адресован трем министрам): Будет ли прекращена операция Турции «Щит Евфрата» в Сирии, против которой возражает Правительство САР?  Удалось ли преодолеть существенные разногласия, существующие между вашими странами в подходах к ситуации в Сирии?

С.В.Лавров (отвечает последним): Ситуация в Сирии, наверное, как нигде сложносочиненная. Там много конфессиональных, этнических, политических групп, которые взаимодействуют между собой или противостоят друг другу. Накладывается и общая кризисная ситуация между суннитами и шиитами внутри ислама. Одновременно в Сирии испокон веков пересекались интересы многих стран – как соседей этой страны, так и тех, которые непосредственно с Сирией не граничат. У всех этих государств в той или иной степени есть свои интересы с точки зрения поддержки соплеменников, вопросов безопасности, во многих других смыслах. Когда разразился кризис в рамках т.н. «арабской весны», многие внешние игроки попытались использовать его в свою пользу и в своих интересах. Как вы помните, некоторыми странами была провозглашена задача смены режима.

Но потом пришло осознание, мне об этом говорили многие коллеги, что угроза терроризма, угроза того, что ИГИЛ завоюет эту древнейшую, очень важную для Ближнего Востока страну, стала доминировать в размышлениях о том, что делать в Сирии. Все стали склоняться к очевидной мысли, что приоритетом номер один должна являться не смена режима, а именно задача подавления террористический угрозы. Все три страны, которые здесь представлены, объединены именно этим пониманием. У нас общие позиции на этот счет.

Что касается различных групп и стран, чьи силы присутствуют в Сирии, то там есть те, кого пригласило Правительство Сирии , страны-члены ООН, и те, кто пришел в Сирию самостоятельно. Подчёркиваю, что задачей такого присутствия является борьба с терроризмом. Эта задача была объявлена американской коалицией, а также при операции наших турецких коллег «Щит Евфрата». Во всех случаях всеми теми, кто присутствует в Сирии как по приглашению, так и без приглашения подтверждается приверженность суверенитету, территориальной целостности, единству и независимости САР.

Мы убеждены, что по мере повышения согласованности в наших действиях, о чем заявил Президент России В.В.Путин на пресс-конференции в Японии, когда говорил о том, что случилось в Пальмире, по мере  преодоления раскоординированности между всеми, кто хочет победить  терроризм в Сирии, мы будем более последовательно, эффективно концентрироваться на ИГИЛ, «Джабхат ан-Нусре», на тех, кто с ними ассоциирован. Убежден, что по мере достижения успехов в борьбе с терроризмом и перехода к политическому процессу между самими сирийцами при нашей помощи мы сможем сформулировать наши общие подходы, которые будут четко, однозначно опираться на заявленные цели  – победить терроризм, восстановить территориальную целостность, суверенитет, независимость  и единство САР. Мы в этом едины. Это записано в нашем Совместном заявлении. Будем работать над всеми задачами, которые перечислены в этом заявлении.

 

mid.ru

Ключевые слова: МИД РФ Сергей Лавров